Рымкевич Андрей Олегович (ст. 364 УК РБ)

Приговором суда Ленинского района города Могилева от 10 июля 2014 года Рымкевич Андрей Олегович признан виновным в насилии в отношении сотрудника органа внутренних дел в целях воспрепятствования его законной деятельности из мести за выполнение служебной деятельности, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ст. 364 УК Республики Беларусь, и осуждён к наказанию в виде четырех лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии в условиях общего режима.

Приговором суда с Рымкевича А. О. взыскано в пользу потерпевшего Савенко А. В. 6 000 000 рублей в счёт компенсации морального вреда, причинённого преступлением.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Могилёвского областного суда от 28 сентября 2014 года приговор суда оставлен без изменения, а кассационные жалобы осужденных – без изменения. Указанным определением к Рымкевичу О.А. применён Закон Республики Беларусь от 17 июня 2014 г. N 163-З «Об амнистии в связи с 70-летием освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков» и назначенное судом наказание сокращено на 1 год.

В надзорном порядке приговор суда и кассационное определение судебной коллегии не обжалованы.

Анализ материалов дела и состоявшихся судебных постановлений по настоящему уголовному делу дают основания для вывода о том, что они необоснованы, незаконны и подлежат изменению по следующим основаниям.

Согласно приговора суда, обвиняемый Чирва Е.В. совместно с обвиняемым Рымкевичем А. Л. 03 ноября 2013 года в период времени с 02.30 по 03.00 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения на участке местности вблизи дома №9 «а» по улице Авиаторов в городе Могилеве, умышленно, в целях воспрепятствования законной деятельности оперуполномоченного отдела уголовного розыска криминальной милиции Ленинского РОВД г. Могилева капитана милиции Савенко А.В., находившегося при исполнении служебных обязанностей, осуществлявшего совместно с оперуполномоченным отдела уголовного розыска криминальной милиции Ленинского РОВД г. Могилева старшим лейтенантом милиции Халевичем А. И. засадные мероприятия по маршруту № 1 «Потребительский гаражно-строительный кооператив «Лада-2008», на основании приказа начальника Ленинского РОВД г. Могилёва от 01 ноября 2013 года плана проведения профилактических и засадных мероприятий, из мести за выполнение служебной деятельности, применили в отношении Савенко А. В. насилие при следующих обстоятельствах.

Так, в указанном месте непосредственно перед совершением в отношении Савенко Д.В. преступления между Чирвой Е.В., Рымкевичем А.О., ЛапотентовымА. Г., Тревогой В.Д., Зубрицким А.С., Дюбановым Ю.М., Чирвой Е.А. с одной стороны, Коржовым A.Н., Поваровым В.Н. и Тереховым О.А. с другой, произошла обоюдная драка, в процессе которой участникам конфликта причинены телесные повреждения.

С целью пресечения данного конфликта, защиты жизни, здоровья, прав и законных интересов граждан от преступных и иных противоправных посягательств, Савенко А.В., представившись сотрудником органов внутренних дел и предъявив своё служебное удостоверение МВ-1 №18004, потребовал от участников драки прекратить противоправные действия и оставаться на месте происшествия для дальнейшего разбирательства. Однако Чирва Е.В. и Рымкевич А.О., в ответ на законные требования Савенко А.В., достоверно зная, что он является сотрудником органов внутренних дел, в целях воспрепятствования законной деятельности последнего, из мести за выполнение служебной деятельности, умышленно применили к нему насилие, выразившееся в совместном нанесении не менее 6 ударов деревянной палкой и не менее 10 ударов руками в область головы и туловища, причинив потерпевшему закрытую черепно-мозговую травму, проявившуюся явлениями сотрясения головного мозга, кровоподтеками с осаднением кожи на их фоне области правой ушной раковины и теменно-височной области слева, а также кровоподтеками лица и волосистой части головы слева, относящиеся к категории легких телесных повреждений, повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья (более 6, но не свыше 21 дня), а также кровоподтек правого плеча, относящийся к категории легких телесных повреждений, не повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья.

Обвиняемый Рымкевич А.О. суду показал, что вечером 2 ноября 2013 года он, совместно с обвиняемым Чирва Е.В. и бывшей супругой последнего Чирва Е.А., а также Тревогой В.А., Лапотентовым А. Г., Зубрицким А.С., Дюбановым Ю.М., Бородкиным А.А., Сурма А.Н. собрались в гараже у Тревоги В.А., расположенном в гаражном кооперативе «Лада 2008» по улице Авиаторов в г. Могилеве, где распивали пиво. Около 2-х часов ночи 3 ноября 3013 года они решили разойтись по домам, в связи с чем направились в сторону выхода из гаражного кооператива. По пути между Лапотентовым и Тревогой с одной стороны, и мужчинами, находившимися в одном из гаражей, как впоследствии оказалось Коржовым, Поваровым и Тереховым – с другой, произошел словесный конфликт, который был исчерпан. Однако впоследствии, когда его компания вышла из гаражного кооператива и направилась по улице Авиаторов в сторону улицы Минское шоссе, вышеуказанные мужчины, догнав их, затеяли с ними повторный конфликт, переросший в обоюдную драку, в ходе которой его участники причиняли друг другу телесные повреждения, в частности, у него происходила драка вначале с Поваровым, а затем – с Коржовым, который в тот момент избивал кого-то из их компании. Когда драка прекратилась, он обнаружил, что находится возле трех этажного административного здания, на котором горел фонарь и рядом ним оказался Чирва Е.В.; вместе они направились в сторону улицы Минское шоссе. Пройдя несколько шагов, он услышал сзади быстрые шаги. Обернувшись, увидел двоих мужчин, бежавших к ним. При этом первый мужчина, как впоследствии оказалось Савенко, что-то кричал и бежал чуть впереди, в вслед за ним бежал второй мужчина, как ему показалось Поваров, который нецензурно выражался в их адрес, в связи с чем он предположил, что Савенко являлся приятелем Поварова и пришел к последнему на помощь. Когда Савенко приблизился к ним, то между ним и Чирвой Е.В. произошел конфликт, в ходе которого Чирва Е.В. нанес Савенко несколько ударов руками, в связи с чем последний согнулся. Так как, сгибаясь от ударов Чирвы Е.В., Савенко высказал угрозы, то он (Рымкевич), приблизившись к потерпевшему, одной рукой схватил его за одежду в области груди, а второй свободной рукой нанес Савенко удар в область головы, после чего услышал 4 выстрела, в связи с чем у него появилось головокружение, жжение в области ног и он потерял сознание, а очнулся па следующий день в больнице, где оказался в связи с огнестрельными ранениями, полученными при вышеуказанных обстоятельствах.

Обвиняемый Чирва Е.В. дал суду аналогичные показания, при этом оба обвиняемых утверждали, что, нанося Савенко удары при вышеуказанных обстоятельствах, они не знали о том, что последний являлся сотрудником милиции, так как Савенко находился в гражданской одежде, из-за шума, сопровождавшего массовую драку, они не слышали, что кричал потерпевший, приближаясь к ним, и что последний, оказавшись возле них, сотрудником милиции не представлялся и служебное удостоверение им не предъявлял, перед производством выстрелов намерений о применении оружия не высказывал.

Вывод суда в приговоре о том, в действиях Рымкевича А. О. содержится состав насилия в отношении сотрудника органа внутренних дел в целях воспрепятствования его законной деятельности из мести за выполнение служебной деятельности, не соответствует фактическим обстоятельствам дела и не подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств.

Представляется, что его действия следует квалифицировать по ст. 153 УК Республики Беларусь, как умышленное причинение легкого телесного повреждения, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья либо незначительную стойкую утрату трудоспособности.

В судебном заседании не нашла своего подтверждения позиция обвинения о том, что пресекая конфликт, работники милиции представлялись и демонстрировали служебные удостоверения таким образом, что все участники конфликта в ситуации драки, плохой освещенности, темного времени суток, услышали, увидели и осознали, что внезапно появившиеся два человека, вступившие в их конфликт со стороны его зачинщиков, являются сотрудниками милиции.

В показаниях потерпевшего Савенко и свидетеля Халевича, положенных в основу обвинительного приговора, имеются не устранённые судом противоречия в части того, каким образом работники милиции представлялись и демонстрировали свои служебные удостоверения.

Так, из показаний свидетеля Халевича в ходе досудебного производства, из протоколов допроса и проверки его показаний на месте усматривается, что увидев дерущихся людей и решив вмешаться в конфликт, он и Савенко достали свои служебные удостоверения, при этом Халевич еще и подсвечивал его фонариком, они с криками «Стоять милиция!» приблизились к толпе, достали табельное оружие, которое, являясь правшами, держали в правых руках, а удостоверения в левых.

Потерпевший Савенко в этой части дает совершенно иные показания, утверждая, что по ходу следования он удостоверения не доставал и не нес его в левой руке, а табельное оружие в правой, а достал из внутреннего кармана куртки и продемонстрировал удостоверение, а также переложил табельное оружие из кобуры в правый карман только приблизившись к Чирве и Рымкевичу, при этом, что делал по ходу следования к драке Халевич, он не видел.

Показания свидетеля Халевича не подтверждаются письменными материалами дела, поскольку из протокола осмотра места происшествия усматривается, что на месте происшествия никакого фонарика не было, он не изымался в ходе осмотра и не предоставлялся впоследствии свидетелем органу уголовного преследования.

Более того, показания указанного свидетеля не могут быть признаны достоверными доказательствами виновности обвиняемых, поскольку он вообще не смог пояснить суду, в каком положении находился Савенко относительно Чирвы и Рымкевича, так как, по его мнению, все произошло очень быстро, и к нему подбежали Тревога и Лапотентов. Из видеозаписи проверки Халевича показаний на месте, ключевой фразой, характеризующей правдивость, достоверность и соответствие действительным обстоятельствам дела звучат слова свидетеля: «Если честно, конкретно, чем он бил, я не обратил внимания». Показания Халевича в этой части не были объективно и справедливо оценены судом при вынесении приговора.

Наличие указанных противоречий в показаниях Савенко и Халевича, не устранённых судом в ходе судебного следствия, при наличии объективных и последовательных показаний иных свидетелей, дают основания для вывода о том, что работники милиции удостоверения не демонстрировали вообще, а если они их и показывали, то делали это в разные моменты, в связи с чем достоверно установить и описать эти обстоятельства не представляется возможным. Все допрошенные судом свидетели – непосредственные участники инкриминируемых событий, кроме Коржова, также утверждали, что не видели и не могли видеть удостоверений сотрудников милиции, так как было темно, и не слышали, чтобы кто-либо представлялся сотрудниками милиции.

Показания свидетеля Коржова, положенные судом в основу обвинения, нуждаются в критической оценке, поскольку он мог быть необъективным по причине желания избежать ответственности за инициацию конфликта и драки, в ходе которых им были причинены телесные повреждения участникам созданной им конфликтной ситуации.

Показания потерпевшего Савенко и свидетелей Халевича и Коржа опровергаются показаниями свидетелей-очевидцев – Чирва Е.А., Тревогой В.А., Лапотентовым А. Г., Зубрицким А.С., Дюбановым Ю.М., Бородкиным А.А., Сурма А.Н. и др.

Так, свидетели Поваров и Терехов показали, что не помнят и не слышали, чтобы кто -либо представлялся сотрудниками милиции, им самим сотрудники милиции не представлялись.

Свидетель Тревога утверждал, что: «Если бы мы знали, что это милиция, разбежались бы все сразу. Я дрался с двумя по раздельности. Я не слышал, потому что они не кричали про милицию».

Свидетель Лапотентов также подтвердил: «Я не слышал, чтобы кто-то представлялся сотрудником милиции и требовал прекращения драки. Палок и документов я не видел, освещенность очень плохая, горел один фонарь».

Из показаний свидетеля Зубрицкого усматривается аналогичная информация: «У пробегавшего в руках ничего не видел, я не слышал, чтобы он кричал, что он сотрудник милиции при исполнении».

Все участники конфликта согласовано и последовательно утверждали в суде, что они не слышали, чтобы кто-то представлялся сотрудниками милиции, или демонстрировал соответствующее удостоверение, абсолютно все свидетели утверждали, что место конфликта и драки было плохо освещено, в связи с чем рассмотреть какое -либо удостоверение не представлялось возможным.

Потерпевший Савенко в суде показал, что ни он, ни Халевич с вытянутой рукой с удостоверением не бежал и не кричал, удостоверения фонариком не подсвечивал, как использовал фонарик и удостоверение Халевич не видел, действий Халевича не видел вообще, так как он находился у него за спиной.

При указанных обстоятельствах считать доказанным факт предоставления и демонстрации своих служебных удостоверений работниками милиции обвиняемым, а также остальным участникам драки, не представляется возможным.

Кроме того, необходимо обратить пристальное внимание на спорность обвинения в той части, что обвиняемым было достоверно известно о том, что Савенко является милиционером, поскольку для того, чтобы знать об этом достоверно, необходимо хотя бы наличие форменного обмундирования, условия достаточного освещения и видимости, возможность идентификации лица, предъявляющего удостоверение с фотографией и т. д.

Согласно показаниям свидетеля Юдина, командира группы ОМОН, он в той неопределенной обстановке действовал следующим образом: выбил пистолет и зафиксировал руки мужчины, державшего пистолет. После чего изучил удостоверение у одного, второе лежало на расстоянии 5 метров.

Таким образом, свидетелю потребовалось совершить все указанные действия, чтобы убедиться, что эти два человека с оружием не нарушители, а сотрудники милиции.

В судебном заседании обвиняемый Рымкевич О. А. , обратившись к суду, пояснил, что он не оправдывает свое поведение, глубоко сожалеет обо всем случившемся, но просит поверить ему в том, что он действительно не знал, что Савенко является милиционером. Более того, у него отсутствовала реальная возможность каким-то образом удостовериться в этом, поскольку он страдает врожденным заболеванием глаз – астигматизмом, в силу чего для него невозможно прочитать текст в темноте, без очков, с расстояния более 10 сантиметров.

Потерпевший Савенко, будучи допрошенным в суде, допускает, что при наличии этого заболевания обвиняемый мог не видеть, как он предъявлял своё служебное удостоверение.

Таким образом, все вышеизложенные факты в своей совокупности свидетельствуют о том, что обвиняемый Рымкевич О. А. не мог достоверно знать о том, что Савенко является сотрудником милиции.

Кроме того, представляется, что назначенное судом наказание Рымкевичу О. А. в виде 4 лет лишения свободы не соответствует тяжести содеянного им и личности обвиняемого.

С момента задержания и допроса в качестве подозреваемого Рымкевич О.А. признал свою вину частично, дал последовательные и правдивые показания и чистосердечно раскаялся в том, что нанёс потерпевшему Савенко Д. В. легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. Он принес свои извинения Савенко А. В., жена обвиняемого по его просьбе в ходе досудебного производства частично возместила причиненный потерпевшему моральный вред в размере 2.000.000 рублей, а затем перечислила Савенко А.В. еще 4 000 000 рублей, возместив таким образом моральный вред в полном объеме в размере 6 000 000 рублей.

В материалах уголовного дела имеются положительные характеристики обвиняемого.

У него на иждивении находятся двое малолетних детей – дочь 7 лет и сын 11 месяцев, у детей слабое здоровье, что подтверждается приобщёнными к материалам уголовного дела письменным доказательствам. Жена обвиняемого находится в отпуске по уходу за ребенком. Никаких доходов и средств для существования, кроме пособия по уходу за ребенком, у семьи в настоящее время нет. Осуждение обвиняемого к длительному сроку лишения свободы ставит семью в крайне тяжелое материальное и психологическое положение.

Назначая наказание, суд не в полной мере учёл сведения о состоянии здоровья Рымкевича О. А, а также тяжесть последствий, наступивших у него после инкриминируемых событий, в результате применённого сотрудниками милиции оружия.

Он получил два огнестрельных ранения обеих ног, касательное огнестрельное ранение головы, открытую черепно-мозговую травму – вдавленный перелом левой теменной кости, перенес две операции по удалению вдавленных отломков черепа. В настоящее время Рымкевичу О. А. требуется проведение еще одной операции на черепе для установления (замещения) отсутствующих отломков. Все указанные ранения осложнились шоком тяжелой степени из-за массивной кровопотери. Последствия травм тяжело отразились на состоянии здоровья осуждённого – он постоянно испытывает головные боли, повышено давление, участились носовые кровотечения. В условиях тюремного заключения у него отсутствует возможность получения лечения у врача нейрохирурга. Кроме того, полученные ранения обострили имеющиеся у него хронические заболевания: астму, язву желудка, гастрит.

Известно, что главный принцип осуществления правосудия заключается в том, что все сомнения в обоснованности предъявленного обвинения должны быть истолкованы в пользу обвиняемого, как в отношении обвинения в целом, так и в части его отдельных эпизодов, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, обстоятельств, отягчающих ответственность.

Приговор, являясь важнейшим актом правосудия по уголовному делу, должен быть законным, обоснованным, мотивированным и справедливым, постановленным в строгом соответствии с принципами презумпции невиновности, состязательности и равенства сторон в уголовном процессе.

Статья 62 в части 2 Уголовного кодекса Республики Беларусь содержит принципиально важную оговорку: наказание в виде лишения свободы может быть назначено лишь при условии, что цели уголовной ответственности не могут быть достигнуты применением более мягкого наказания.

В данном случае налицо все основания для вывода о том, что с учётом фактических обстоятельств дела, наступивших последствий, личности обвиняемого, смягчающих его вину обстоятельств, цели уголовной ответственности могут быть достигнуты в условиях, не связанных с изоляцией от общества

Таким образом, приговор суда Ленинского района от 10.07.2014 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Могилёвского областного суда от 28 сентября 2014 года подлежат изменению, действия Рымкевича О. А. переквалификации со ст. 364 УК на ст. 153 УК РБ, и назначении наказания в пределах санкции указанной статьи, которая не предусматривает лишения свободы.

Вверх