Павлющенко Андрей Валерьевич (ч. 3 ст. 328 УК РБ)

Приговором судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда от 07 декабря 2012 года Павлющенко Андрей Валерьевич признан виновным и осуждён по ч. 3 ст.328 УК Республики Беларусь к наказанию в виде лишения свободы на срок 8 лет без конфискации имущества.

В соответствии с ч.1 ст.73 УК Республики Беларусь по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть по предыдущему приговору и окончательно обвиняемому назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет 2 месяца без конфискации имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В отношении Павлющенко А. В. применён Закон Республики Беларусь «Об амнистии некоторых категорий лиц, совершивших преступления» от 09.07.2012 г. и обвиняемый освобожден от наказания частично сроком на 1 год лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Беларусь от 12 марта 2012 года приговор оставлен без изменения, а кассационные жалобы обвиняемого и его защитника – без удовлетворения.

Надзорные жалобы адвоката и осуждённого на указанные судебные постановления также оставлены без удовлетворения.

Необходимо отметить, что настоящее уголовное дело неоднократно было предметом судебного рассмотрения.

Ранее по этому же обвинению приговором суда г. Новополоцка от 17 января 2011 года Павлющенко А. В. признан виновным по ч. 3 ст. 328 УК РБ и осуждён к 8 годам 2 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда от 22 марта 2011 года приговор оставлен без изменения, а кассационный протест прокурора и жалобы обвиняемого и защитника – без удовлетворения.

По надзорной жалобе адвоката ЮК г. Полоцка Прудникова С.В., защищавшего Павлющенко А. В. с момента задержания, 12 октября 2011 года Заместителем Председателя Верховного Суда Республики Беларусь В. Л. Калинковичем был принесён протест в Президиум Витебского областного суда на определение судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда от 22 марта 2011 года на предмет его отмены и передаче уголовного дела на новое кассационное рассмотрение, который был удовлетворён и дело было повторно рассмотрено кассационной инстанцией. Результатом кассационного рассмотрения стала отмена приговора суда г. Новополоцка от 17 января 2011 года в части осуждения Павлющенко А. В. по эпизоду от 12.04.2009 г. и направление дела на новое судебное рассмотрение в суд 1 инстанции, функции которого принял на себя Витебский областной суд. Последующие судебные постановления приведены выше.

Анализ материалов уголовного дела даёт основание для вывода о том, что приговор судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь подлежат отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение в суд 1 инстанции по следующим основаниям:

В соответствии с ч.1 ст.301 УПК Республики Беларусь судебное разбирательство уголовного дела проводится только в отношении обвиняемого и лишь по тому обвинению, которое ему предъявлено в установленном настоящим Кодекс порядке.

На основании ч.2 ст.398 УПК Республики Беларусь усиление наказания, применение закона о более тяжком преступлении либо иное ухудшение положение обвиняемого при новом судебном разбирательстве уголовного дела судом первой инстанции допускаются только при условии, если первоначальный приговор бы отменен по кассационной жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей либо по кассационному протесту прокурора в связи необходимостью применения закона о более тяжком преступлении либо за мягкостью наказания, а равно по другим основаниям, влекущим ухудшение положение обвиняемого.

Согласно ч.5 ст.397, ч.1 ст.415 УПК Республики Беларусь указания суда рассматривающего уголовное дело в кассационном порядке или в порядке надзора обязательны при новом судебном разбирательстве.

Отменяя по жалобе защитника приговор суда от 17.01.2011 г. и кассационное определение от 22.03.2011 г. в части осуждения Павлющенко по эпизоду от 12.04.2009 г., суды кассационной и надзорной инстанции указали, что «уточнение» в части сбыта метамфетамина вместо предъявленного в обвинении Павлющенко предварительным следствием амфетамина не может рассматриваться как не влияющее на увеличение объема обвинения, поскольку согласно «Перечня наркотических средств психотропных веществ, обнаруженных в незаконном обороте, с их количественными оценками» амфетамин, оборот которого по обвинению вменен предварительным следствием Павлющенко, образует крупный размер в количестве свыше 3 гр., а метамфетамин, в отношении которого суд в приговоре от 17.01.2011 г. сделал уточнение, образует крупный размер – свыше 1,5 грамма. Более того, в кассационном определении от 06 декабря 2011 года судебная коллегия по уголовным делам Витебского областного суда прямо указала, что изменение обвинения с амфетамина на метамфетамин является ухудшением положения обвиняемого.

Поскольку первоначальный приговор суда в части осуждения Павлющенко А. по эпизоду от 12.04.2009 г. был отменен не по кассационному протесту прокурора и не по основаниям, влекущим ухудшение положения обвиняемого, а изменение обвинения с амфетамина на метамфетамин согласно кассационного определения от 06.12.2011 г. является увеличением объема обвинения и ухудшением положения обвиняемого, то при рассмотрении настоящего уголовного дела государственный обвинитель был не вправе 11 января 2012 года предъявлять Павлющенко А.В. новее обвинение, а суд был не вправе выносить решение по делу в части эпизода от 12.04.2009 года с учетом нового обвинения.

Отклоняя данные доводы защиты, судебная коллегия Витебского областного суда в приговоре от 07.12.2012 г. указала, что перепредъявление государственным обвинителем обвинения в судебном заседании является законным и обоснованным и не противоречит положениям ч.1 ст.301, ч.2 ст.398 УПК Республики Беларусь.

Данный довод суда не основан на законе как по основаниям, указанным выше, так и исходя из следующего:

В соответствии с ч.2 ст.301 УПК Республики Беларусь государственный обвинитель вправе в судебном заседании изменить обвинение на более тяжкое либо предъявить новое обвинение, ухудшающее положение обвиняемого или существенно отличающееся по своему содержанию от ранее предъявленного обвинения.

Поскольку иных оснований для изменения обвинения или предъявления нового обвинения в судебном заседании закон не содержит, а анализ содержания постановлений о привлечении Павлющенко А.В. в качестве обвиняемого на предварительном следствии и в судебном заседании свидетельствуют об отсутствии в них существенных отличий, то является очевидным, что государственным обвинителем в судебном заседании либо изменено обвинение на более тяжкое, либо предъявлено новое обвинение, ухудшающее положение обвиняемого. Данный вывод согласуется с Постановлением президиума Витебского областного суда от 16 ноября 2011 г. и определением судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда от 06.12.2011 г. В силу требований ч.2 ст.398 УПК Республики Беларусь суд был не вправе принимать решение по эпизоду от 12.04.2009 г. исходя из нового обвинения, поскольку оно не является обвинением, предъявленным в установленном порядке (ч. ст.301 УПК Республики Беларусь).

На основании ч.ч.З, 4 ст. 16 УПК Республики Беларусь сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого. Приговор не может быть основан на предположениях.

В соответствии с п.7 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных наркотическими средствами, психотропными веществами и их прекурсов, сильнодействующими и ядовитыми веществами (ст.ст.327-334 УК)» от 26.03.2003 г. не может квалифицироваться как незаконный сбыт инъекция одним лицом другому лицу наркотического средства или психотропного вещества, если указанное средств или вещество принадлежит самому потребителю.

Будучи допрошенным в судебном заседании Павлющенко А.В. виновным себя в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.328 УК Республики Беларусь, не признал и показал, что по предложению Бадаловой и по договоренности с ней 12 апреля и 12 мая 2009 г. они решили совместно приобрести наркотические средства и психотропные вещества для совместного употребления. Договоренность об этом возникла еще до передачи Гормашу денежных средств для приобретения наркотических средств и психотропных веществ и, тем более, до получения их у последнего. 12 апреля 2009 г. и 12 мая 2009 г. согласно предварительна договоренности с Бадаловой после получения от Гормаша наркотического средства и психотропного вещества употребил причитающуюся ему долю психотропного вещества – амфетамин, а марихуану 12 апреля 2009 г. по договоренности с Бадаловой вместе с ней разделили.

Свидетель Беляй Т.В. (жена Павлющенко А.В.) показала, что дня за 3 до 12 апреля 2009 года к ним домой приходила Бадалова, говорила, что у нее скоро будет зарплата и предлагала Павлющенко купить на двоих марихуану и амфетамин. 12 апреля 2009 г. она находилась дома, когда Гормаш принес наркотические средства и психотропные вещества, видела как Павлющенко развел принесенный Гормашом амфетамин, часть из которого употребил. Наркотические средства приобретались за деньги Бадаловой. То обстоятельство, что Павлющенко сам берет себе часть наркотика ее не удивлял, поскольку между ним и Бадаловой была такая договоренность. Свидетелю известно, что Павлющенко и Бадалова договаривались приобретенные у Гормаша наркотические средства поделить пополам. Когда Бадалова приходила за наркотиками, она предложила обвиняемому отсыпать себе марихуаны сколько нужно, а потом отсыпала ему марихуану сама.

Признавая показания данного свидетеля недостоверными, суд указал, что они противоречат исследованным в суде доказательствам и опровергаются ими, однако в нарушение ч. 1 ст.360 УПК Республики Беларусь, таких доказательств не привел.

Между тем, показания свидетеля Беляй Т.В. о том, что Бадалова была инициатором передачи обвиняемому наркотических средств и психотропных веществ подтверждаются как показаниями самого Павлющенко, так и распечаткой разговора между обвиняемым и свидетелем от 12.04.2009 г., а также заключением судебно-фоноскопической экспертизы.

Согласно последнего объективного доказательства усматривается, что сразу по приходу в квартиру обвиняемого Павлющенко и Бадалова договариваются о совместном приобретении запрещенных веществ, о том, что приобретенные в будущем наркотики и амфетамин они поделят на двоих. В частности, именно Бадалова первой заводит указанный разговор и сама же предлагает: «короче, послушай, давай так, амфетамин ты мне отдаешь, а эту или отсыпь, или я потом лучше возьму «траву». Павлющенко не соглашается с предложенным вариантом раздела наркотических средств и психотропных веществ и высказывает свое предложение: «траву тебе, амфетамин нам на двоих». Бадалова соглашается с подобным предложением обвиняемого и отвечает ему: «ну, траву мне, амфетамин на двоих». После получения психотропных веществ и наркотических средств от Гормаша Бадалова сама, без какой-либо просьбы Павлющенко предлагает ему марихуану, говоря «все, бери сколько тебе надо». Далее Павлющенко доводит до сведения Бадаловой, что он поделил амфетамин так, как они договаривались. Он говорит: «я поделил на двоих», Бадалова не высказывает по этому поводу недовольства или удивления, переспрашивая: «на двоих вес поделил, да?», на что обвиняемый отвечает: «да, набрал тебе и набрал себе» (имея в виду шприц). На это от Бадаловой также никакого недовольства, возмущения, несогласия с действиями Павлющенко не поступает, что достоверно свидетельствует о наличии между ними по данному вопросу предварительной договоренности.

Из распечатки телефонных переговоров между Бадаловой, Павлющенко и Гормашем в ходе проведения ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» период времени с 21.04.2009 г. по 12.05.2009 г. следует, что в конце апреля 2009 года Бадалова сама звонит Павлющенко и просит у него приобрести для нее амфетамин и марихуану. 12 мая 2009 года Бадалова опять звонит обвиняемому и просит его приобрести амфетамин. Это обстоятельство свидетельствует о том, что она понимает, что у самого Павлющенко данного психотропного вещества не имеется. В тот же день (12.05.2009 г.) в ходе очередного телефонного разговора с Бадаловой, еще до встречи с ней и до получения от нее денег для приобретения наркотических средств и психотропных веществ, Павлющенко спрашивает у свидетеля «ты меня угостишь, ты мне возьми хотя бы», на что Бадалова отвечает «ну, ладно».

Заключение судебно-фоноскопической экспертизы по эпизоду от 12.05.2012 года также свидетельствует о наличии между Бадаловой и Павлющенко еще до начала проведения оперативно-розыскного мероприятия договоренности о совместном для обоих приобретении психотропных веществ. Так, Бадалова в разговоре с оперативным работником милиции указывает, что «он (Павлющенко) уговаривает: купи и поделись, вот что он уговаривает». Указанные слова Бадаловой в отношении намерений Павлющенко с убедительной очевидностью свидетельствуют об умысле обвиняемого на приобретение в целях совместного употребления наркотических средств и психотропных веществ, а не на их сбыт Бадаловой.

Давая оценку заключению фоноскопической экспертизы № 197 от 26.11.20 года, суд сделал вывод о том, что разговоров о совместном употреблении наркотических средств Павлющенко и Бадалова не вели, обвиняемый оставил себе часть наркотических средств и психотропных веществ в качестве оплаты за приобретение для Бадаловой и что последняя была поставлена в известность об этом лишь по факту совершения таких действий обвиняемым.

Между тем, данный вывод в приговоре суда противоречит содержанию приведенного выше доказательства и, в частности, приведенным выдержкам и дословной фонограммы переговоров между Бадаловой и Павлющенко.

Показания свидетеля Баязитова Р.Г. (оперативный работник милиции), положенные судом в основу приговора, о том, что целью ОРМ в отношении Павлющенко являлось приобретение самой Бадаловой для себя наркотических средств, что никогда разговоров о приобретении для совместное употребления не было, что об этом нет никаких сведений на фонограмме разговора, опровергаются показаниями обвиняемого, свидетеля Беляй Т.В., распечатками разговоров, заключением судебно-фоноскопической экспертизы, показаниями самой Бадаловой. Кроме того, из показаний свидетеля в суде усматривается, что ему неизвестно, кто первый (Бадалова или Павлющенко) высказал предложение о разделе приобретенных у Гормана наркотиков.

В данной части надлежащей оценки показаниям указанного свидетеля суд не дал и в приговоре отсутствуют данные показания свидетеля.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Гормаш В.В. показал, что по просьбе Павлющенко он дважды (12.04.2009 и 12.05.2009 г.) передавал последнему наркотические средства и психотропные вещества. В эти дни в квартире Павлющенко видел Бадалову, она также имела интерес в приобретении наркотиков. 12 апреля 2009 г. Бадалова неоднократно звонила свидетелю, торопила его, интересовалась, где ее товар, требовала привезти ей её наркотические средства. Мотивом действий Павлющенко, по мнению свидетеля, являлось желание совместно с Бадаловой употребить наркотические средства и психотропные вещества. Для себя свидетель сделал вывод, что наркотики предназначались для обоих (Бадаловой и Павлющенко).

Указанным показаниям свидетеля суд в нарушение ст.ст.105, 360 УПК Республики Беларусь фактически никакой оценки также не дал и ссылка на них в приговоре отсутствует.

В этой связи необоснованным следует признать вывод суда о том, что показания Бадаловой об отсутствии между ней и Павлющенко предварительной договоренности в приобретении у Гормаша наркотических средств и психотропных веществ, в том числе и для обвиняемого, подтверждаются заключением фоноскопической экспертизы.

Об изначальной принадлежности Бадаловой полученных от Гормаша психотропных веществ и невозможности в такой ситуации сбыть запрещенные вещества лицу, который ими самостоятельно владеет и распоряжается, свидетельствуют следующие слова и действия Павлющенко, зафиксированные в заключении фоноскопической экспертизы: после получения от Гормаша психотропного вещества 12.05.2009 г. обвиняемый предлагает самой Бадаловой, как хозяйке запрещенных веществ, разделить их, говоря при этом: «на, дели». Далее Павлющенко просит Бадалову поделиться с ним приобретенным ею психотропным веществом, что также, очевидно, свидетельствует о принадлежности их Бадаловой: «Ну, сколько ты мне дашь? Скажи, сколько ты мне даешь?», на что Бадалова совершенно спокойно (что, безусловно, свидетельствует о предварительной договоренности о разделе психотропного вещества) отвечает: «на твое усмотрение». О наличии между Бадаловой и Павлющенко договоренности на совместное приобретение психотропных веществ для их совместного употребления и об умысле обвиняемого именно на указанные действия свидетельствует обращенное к Бадаловой недоумение Павлющенко: «Так, а ты что сейчас не будешь?».

Оценивая показания свидетеля Бадаловой в приговоре, суд не нашел в них существенных противоречий, а имеющиеся неточности, по мнению суда, связаны с давностью произошедших событий. Также суд посчитал ее показания при неоднократных допросах в судебных заседаниях неизменными.

Вместе с тем, данная оценка показаний свидетеля является необоснованной, поскольку они непоследовательны, противоречивы как в ходе отдельного допроса, так и в своей динамике, не согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу.

При допросе в суде 17.12.2010 г. Бадалова сначала отрицала, что предлагала Павлющенко самому взять себе марихуану и амфетамин, указывала, что он сам брал себе наркотические средства и психотропные вещества, она с Павлющенко об этом предварительно не договаривалась, однако не возражала против этого. После оглашения показаний свидетеля, данных ею в судебном заседании в 2009 году, Бадалова, подтвердив данные показания, вновь изменила свои показания в суде, и показала, что действительно Павлющенко еще до прихода Гормаша в квартиру обвиняемого говорил ей, что часть наркотических средств и психотропных веществ он возьмет себе, на что Бадалова согласилась. Считает, что Павлющенко помогал ей в приобретении наркотических средств и психотропных веществ, т.к. ему было плохо, и он сам желал употребить амфетамин. 12 апреля 2009 года Павлющенко ей передал амфетамин уже в разведенном виде в шприце.

В судебном заседании 13.01.2011 года после оглашения распечаток телефонных переговоров между Павлющенко и Бадаловой последняя пояснила, что действительно еще до передачи денег Гормашу для приобретения наркотических средств и психотропных веществ между ней и Павлющенко состоялся разговор о том, что приобретаемые амфетамин и марихуана будут поделены между ними, она по данному поводу никаких возражений обвиняемому не высказывала.

При допросе в ходе рассмотрения уголовного дела в судебном заседании 11.01.2012 г. свидетель утверждала, что 12.04.2009 г. она Гормашу из квартиры Павлющенко не звонила. Её утверждение опровергается показаниями обвиняемого, свидетеля Гормаша и заключением судебно-фоноскопической экспертизы. Так, из указанного заключения следует, что Бадалова сама неоднократно звонит Гормашу, торопит его, высказывает претензии, что он долго не привозит ее наркотические средства и психотропные вещества. Когда Бадалова повторно пришла в квартиру Павлющенко за наркотиком и психотропным веществом, то амфетамин был в разведенном виде, обвиняемый предлагал сделать ей инъекцию. Заявляет, что 12.04.2009 г. разрешения употребить часть приобретенного психотропного вещества Павлющенко у нее не спрашивал, он без ее ведома забирал часть запрещенных веществ, что объективно опровергается вышеприведенными выдержками из заключения фоноскопическом экспертизы, согласно которым усматривается наличие между ними предварительной (до покупки психотропных веществ) договоренности об их разделе. Далее свидетель утверждает, что Павлющенко сам забирал себе часть марихуаны, как и куда он ее отсыпал – не видела, сама наркотики не делила, взять их самому Павлющенко также не предлагала. Данные показания Бадаловой также опровергается вышеуказанным заключением эксперта, показаниями обвиняемого и свидетеля Беляй Т.В.

Со слов свидетеля Бадаловой 12.05.2009 г. она также обратилась к Павлющенко с просьбой купить ей амфетамин, он требований о передачи ему части психотропного вещества не высказывал, но заявил, что часть возьмет себе, она возражала, но обвиняемый все равно настаивал, однако свидетель на такие условия не соглашалась. Данные показания также противоречат имеющейся в деле распечатке телефонных переговоров между Павлющенко и Бадаловой за 12.05.2009 г., согласно которой обвиняемый единожды просит у Бадаловой угостить и его, на что она сразу же соглашается.

Изначально в судебном заседании Бадалова отрицала предварительную (за 1-3 дня) до 12.04.2009 г. договоренность о совместном приобретении для совместного употребления психотропного вещества и наркотических средств, однако после показаний в данной части обвиняемого и свидетеля Беляй Т.В. признала, что была в квартире у Павлющенко за 1-2 дня до 12 апреля 2009 года, где шла речь о том, что «все будет делиться поровну». Затем Бадалова начала утверждать, что «прямых условий» Павлющенко ей не выставлял, после чего вновь изменила показание в части несогласия с его условиями и заявила, что «условия Павлющенко приняла». После оглашения показаний за декабрь 2010 г. Балаева вновь стала утверждать, что Павлющенко самовольно взял и отобрал у нее запрещенные вещества, а она, побоявшись ему возражать, была вынуждена согласиться.

После прослушивания диска с записью разговоров между Павлющенко и Бадаловой за 12.04.2009 г. свидетель вновь изменила свои показания и указала, что действительно предлагала обвиняемому взять часть наркотиков, еще до начала проведения ОРМ она уже знала, что с Павлющенко придется ими делиться, говорила об этом сотрудникам милиции до оперативно-розыскного мероприятия, однако они ответили, что это не важно.

Приведенные выше показания свидетеля Бадаловой З.Э. не могут быть в полном объеме признаны достоверными доказательствами по делу, поскольку они по отдельным существенным моментам имеют значительные противоречия между собой, непоследовательны, а также опровергаются иными, в том числе объективными доказательствами.

Так, ее показания в части того, что она не предлагала Павлющенко наркотических средств и психотропных веществ, что он сам первый начал разговор об этом и поставил такое условие, что он самостоятельно, без ее ведома и разрешения, брал марихуану и амфетамин, что она предварительно, до получения запрещенных веществ, не договаривалась об их разделе с обвиняемым опровергаются приведенными выше доказательствами. Из распечатки переговоров между Бадаловой и Павлющенко от 12.04.2009 г. и заключения фоноскопической экспертизы следует, что именно от Бадаловой исходит инициатива в приобретении марихуаны и амфетамина на двоих, она первой предлагает варианты их раздела, и она же после получения марихуаны предлагает обвиняемому взять часть наркотического средства себе. Из распечатки телефонных переговоров от 12.05.2009 г. прямо усматривается, что еще до передачи Павлющенко А.В. денежных средств для приобретения наркотических средств и психотропных веществ между свидетелем и обвиняемым возникает договоренность об их предназначенности для них обоих, о разделе в будущем таких веществ. Согласно фоноскопической экспертизе по эпизоду от 12.05.2009 г. Бадалова в ходе самого ОРМ говорит сотруднику милиции, что Павлющенко уговаривает ее купить себе наркотики и поделиться с ним, а после приобретения у Гормаша психотропного веществ Павлющенко спрашивает у Бадаловой, поделится ли она с ним своим запрещенные веществом и какое именно количество она ему выделит.

Из показаний обвиняемого следует, что еще до 12 апреля 2009 года между Павлющенко и Бадаловой существовала договоренность о том, что за деньги Бадаловой они приобретут для обоих наркотические средства и психотропные вещества для совместного их употребления, что фактически в судебном заседании 01.2012 г. была вынуждена признать и Бадалова.

Об изложенном свидетельствуют и фактически совершенные Павлющенко А.В. действия, когда 12.04.2009 г., получив в отсутствии Бадаловой от Гормаша наркотические средства и психотропные вещества, он растворил амфетамин в воде, разделил полученный раствор на 2 части и разлил его в 2 шприца, подготовив, таким образом, согласно предварительной договоренности с Бадаловой, психотропное вещество для собственного употребления и потребления его свидетелем. Об этом также объективно свидетельствуют слова обвиняемого в ходе ОРМ за 12.05.2009 г., когда Павлющенко указывает, что Бадалова его не предупреждала прошлый раз, что не будет вместе с ним сразу же в его квартире употреблять психотропное вещество, если бы предупредила, то он бы ей сразу отдельно отлил его.

Допрошенная в суде в качестве свидетеля Синкевич Е. Л., присутствовавшая в качестве понятого пpи проведении ОРМ 12.04.2009 и 12.05.2009 г., указала на явные и очевидно ложные сведения, изложенные в протоколах оперативно-розыскных мероприятий, на их полное несоответствие имевшим место в действительности обстоятельствам. Также пояснила, что ее фактически не допрашивали, она подписала уже готовый, распечатанный вариант протокола своего допроса. Свидетель Бадалова подтвердила, что Синкевич в Полоцкий ГУБОПиК на ул. Гагарина, 6 в г. Полоцке ни 12.04.2009, ни 12.05.2009 г. не приезжала, ее высадили в г. Новополоцке и, следовательно, в процессе оформления и составления всех документов, при переносе информации с диктофона на компьютер и т.д. она не присутствовала.

Суд в приговоре никакой оценки в данной части показаниям свидетеля Синкевич E.Л. не дал, законность проведения оперативно-розыскных мероприятий, несмотря на грубые нарушения законодательства, под сомнение не поставил.

Таким образом, по уголовному делу совокупностью всех исследованных в судебном заседании доказательств (в том числе и показаниями свидетеля Бадаловой) достоверно установлено, что еще до приобретения наркотических средств и психотропных веществ у Гормаша между Бадаловой и Павлющенко существовала договоренность о том, что запрещенные к обороту вещества предназначаются для совместного потребления их обвиняемым и Бадаловой и, соответственно, что одна часть из них после их приобретения будет принадлежать Бадаловой, а другая – Павлющенко.

Иные исследованные судом и положенные в основу приговора доказательства (материалы ОРМ, показания других свидетелей, заключения экспертиз и т.д.) не подтверждают виновности Павлющенко А.В. в незаконном сбыте психотропных веществ и наркотических средств, поскольку не опровергают сделанных выше выводов о наличии между обвиняемым и свидетелем Бадаловой предварительной договоренности о совместном приобретении запрещенных веществ для совместного потребления.

Кроме того, судом допущены существенные нарушения уголовно процессуального закона, которые являются бесспорным основанием для отмены приговора.

Защитником обвиняемого Павлющенко А.В. 12.01.2012 г. в письменном виде заявлялся отвод председательствующему по делу судье Андрушенко А.А. в связи с тем, что им в ходе судебного разбирательства допускались нарушения уголовно-процессуального законодательства, ущемляющие право обвиняемого на защиту, лишающие возможности выяснить вопросы, входящие в предмет доказывания по делу и имеющие существенное значение для правильной квалификации действий обвиняемого, а также ограничивающие предусмотренные уголовно-процессуальным законом права участников процесса (обвиняемого и защитника), в том числе право задавать вопросы участникам процесса (ст.ст.43, 48 УПК Республики Беларусь). Кроме того, в данном заявлении об отводе приводились конкретные примеры, когда председательствующим по делу не только задавались наводящие вопросы свидетелям с целью получить угодные для подтверждения обвинения ответы, но и фактически самостоятельно давались собственные ответы на них, делались определенные утверждения, лишь уточняя у свидетелей, согласны ли они с такими ответами.

В связи с допущенными председательствующим по делу нарушениями при разрешении заявленного ему отвода 12.01.2011 г. адвокатом 17 января 2012 года повторно был заявлен отвод председательствующему по делу, который фактически в нарушение ч.2 ст.80 УПК Республики Беларусь рассмотрен не был, поскольку сам же Андрушенко А.А. без каких-либо на то оснований расценил данный отвод как отвод, заявленный всему составу суда. Между тем, из содержания заявления защитника об отводе следует, что он заявлен именно председательствующему по делу по причине допущенных именно им нарушений ч.5 ст.76 УПК Республики Беларусь о безотлагательном рассмотрении и разрешении заявленного 12 января 2012 года отвода.

Согласно ч. 1 ст.388 УПК Республики Беларусь несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенное нарушение уголовно-процессуального закона, являются основаниями к отмене или изменению приговора при рассмотрении уголовного дела в кассационном и надзорном порядке.

При таких обстоятельствах приговор судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда от 7 декабря 2012 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 12 марта 2013 года в отношении Павлющенко Андрея Валерьевича по ч.3 ст.328 УК Республики Беларусь подлежит отмене, а уголовное дело направлению в суд первой инстанции для нового рассмотрения в ином составе суда.

 

Вверх