Минчукович Сергей Ростиславович (ч. 1 ст. 139, ч. 2 ст. 14, ч. 2 ст. 166 УК РБ)

Приговором суда Молодечненского района и г.Молодечно от 9 июня 2003 года Минчукович Сергей Ростиславович признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), и ему по части 1 статьи 139 Уголовного кодекса Республики Беларусь (УК) назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы.

Он же признан виновным в покушении на половое сношение вопреки воле потерпевшей, заведомо несовершеннолетней с применением насилия к женщине и по части 2 статьи 14, части 2 статьи 166 УК ему назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы.

По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Указанный приговор обжалован в кассационном порядке, изменен режим исправительной колонии на усиленный.

В результате амнистии срок наказания сокращен на 1 год.

Минчукович С.Р.был признан виновным в следующих действиях:

по мнению суда он совершил покушении на изнасилование сестры (Светланы Апетенок) своей супруги (Жанны Минчукович) в июне 1993 года. В ноябре 2002 года муж С.Апетенок – Олег Апетенок узнал о том, что Минчукович С.Р. звонит его супруге и оскорбляет ее и о покушении на изнасилование в 1993 году, после чего сначала сам приехал к Минчуковичу в квартиру выяснять отношения и угрожал ему, несколько позже он, а также В.Дубяго и А.Мандрик вошли в квартиру и стали избивать Минчуковича. После избиения остались на лестничной площадке возле квартиры. Когда узнали о том, что Минчукович в закрытой квартире достал нож, О.Апетенок и В.Дубяго ворвались в квартиру и вновь стали избивать Минчуковича С.Р. В ходе драки Минчукович нанес В.Дубяго не менее трех ударов ножом, один из ударов был проникающим и повредил подмышечную артерию. От полученного телесного повреждения, осложненного острой наружной кровопотерей, В.Дубяго скончался.

Выводы суда нельзя назвать правильными и объективными как в части установления событий, так и в отношении квалификации содеянного.

В соответствии с частью 1 статьи 356 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (Основания постановления обвинительного приговора), обвинительный приговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность обвиняемого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Приговор не может быть основан на предположениях.

Основаниями к отмене или изменению приговора при рассмотрении уголовного дела в кассационном и надзорном порядке являются, в том числе:

1) односторонность или неполнота судебного следствия;

2) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела;

3) существенное нарушение уголовно-процессуального закона;

4) неправильное применение уголовного закона;

Односторонним или неполно проведенным признается судебное следствие, когда вследствие необоснованного отклонения ходатайства сторон (стороны) остались невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора, а также если судом не были исследованы доказательства, имеющие значение для правильного разрешения дела, о существовании которых было известно суду, а также не была проведена экспертиза, когда ее проведение по закону является обязательным.

Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если:

1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании;

2) суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы;

3) при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одно из этих доказательств и отверг другие;

4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности обвиняемого, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников уголовного процесса при судебном рассмотрении уголовного дела или иным путем помешали суду всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного дела и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Неправильным применением уголовного закона являются:

1) применение закона, не подлежащего применению;

2) неприменение закона, подлежащего применению;

3) истолкование закона, противоречащее его точному смыслу.

По обвинению в покушении на изнасилование заявление было подано потерпевшей через 9 лет после якобы имевших место событий, после того, как произошел конфликт между Минчуковичем С.Р. и ее мужем, завершившийся гибелью В.Дубяго. Действия Минчуковича заключались в то, что он затащил ее в комнату в доме, где она проживала с родителями, бросил на кровать, стянул брюки и нижнее белье. Потом вышел из комнаты, а она убежала. В 1993 году по заявлению матери потерпевшей проводилась проверка, однако она не закончилась решением о возбуждении уголовного дела; каких-либо следственных действий по закреплению следов якобы имевшего место покушения, экспертных исследований не проводилось. Основанием к признанию Минчуковича С.Р. виновным стали показания потерпевшей, а также свидетелей, которые знали о тех или иных обстоятельствах со слов С.Апетенок и ее матери. В 2003 году проведена судебно-психиатрическая экспертиза, которая установила психологический статус С.Апетенок десятилетней давности. Эти сомнительные выводы экспертизы положены в основу приговора.

Не останавливаясь на слабости доказательств в пользу совершения обвиняемым вмененных действий и наличии мотива на оговор со стороны потерпевшей, следует заметить, что описанные действия напрямую не свидетельствовали о намерении совершить изнасилование и могли толковаться по-разному.

По обвинению в убийстве обращает на себя внимание несколько обстоятельств. В квартиру, где проживал Минчукович С.Р., О.Апетенок пришел без приглашения. Непосредственно от обвиняемого он оскорблений как в свой адрес, так и в адрес жены не слышал. Со времени разговора с женой, когда она сообщила ему о неправильном поведении Минчуковича, прошло достаточно много времени. Поэтому у него не было ни одной веской причины устраивать скандал в дверях квартиры, где проживал Минчукович с семьей. В приговоре со слов О.Апетенка этот этап конфликта назван «разговора не получилось».

Дальнейшее поведение О. Апетенка становится криминальным: очевидно, чтобы получился разговор, он приглашает с собой В.Дубягу, который находился в средней степени алкогольного опьянения, и А.Мандрика, тоже нетрезвого. Дверь в квартиру им открывает жена Минчуковича – Жанна. После этого Минчуковича С.Р. на глазах у жены, которая не спешит прекратить конфликт, и двоих детей избивают. После избиения три «гостя» вместе с Жанной Минчукович выходят на лестничную площадку и курят. В это время один из сыновей Минчуковича сообщает матери, что папа взял нож. И В.Дубяго, который, кстати, проявлял непонятную активность в избиении Минчуковича за минуту до того, а следом, подхватив доски от секретера в качестве оружия, и О.Апетенок, вновь врываются в квартиру, открытую Жанной Минчукович. Там вновь избивают Минчуковича С.Р.; тот в процессе избиения наносит ранение В.Дубяго. Это охлаждает «гостей» и они выбегают из квартиры и дома. По дороге в больницу В.Дубяго умирает. Судом исследуются показания всех очевидцев конфликта, критикуются различные на разных этапах следствия показания Ж.Минчукович, а показания детей Минчуковича С.Р. смущают его, суд, своей … идентичностью. Особенно не устроило суд утверждение детей о том, что папа взял нож после того, как теща пригрозила ему позвать О.Апетенка обратно… Детям на момент их допроса было 10 и 12 лет. Сложно представить, что они стали бы лгать в суде. Действиям О.Апетенка, В.Дубяги, А.Мандрика уголовно-правовой оценки не дано. Если это понятно в отношении покойного Дубяги, то вызывает удивление в отношении остальных двух участников конфликта.

Безусловно, судом недостаточно исследован вопрос о содержании умысла обвиняемого, а именно – о наличии умысла на убийство. Ссылка на причинение ранения в жизненно важный орган – лишь формальный признак. Трудно себе представить, что избитый обвиняемый в обстановке, когда на него нападают двое физически крепких мужчин, способен трезво оценить обстановку и принять решение. Поэтому действия людей, не имеющих навыков рукопашного боя в таких ситуациях, не носят упорядоченного и рассчитанного характера. Если обвиняемый и ткнул несколько раз в сторону нападавших тем ножом, что у него уже был в руке, это еще не свидетельствует об умысле на причинение смерти.

Судом вопреки закону и логике решен вопрос о не нахождении Минчуковича С.Р. в состоянии необходимой обороны. Безусловно, обстановка, предшествующая причинению ранения В.Дубяги, могла правомерно быть расценена Минчуковичем С.Р. как угрожающая его жизни и здоровью. Конечно, желать причинения смерти в ответ на «обычное» избиение противоправно. Но, во-первых, умысла не доказано, а, во-вторых, следует учитывать, что криминализированное уголовным законом убийство при превышении пределов необходимой обороны наказывается по-другому, нежели умышленное убийство.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь 25 февраля 2011 года по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь приговор и последующие судебные решения были отменены, дело направлено на новое разбирательство.

Коллегия указала, что обвинительный приговор постановлен без исследования доказательств в их совокупности. Указала на нарушение уголовно-процессуального закона при судебном разбирательстве.

Судебная коллегия усомнилась в правильности оценки судом первой инстанции показаний детей осужденного, т.к. они согласовывались с другими доказательствами, которые в приговоре не учтены. Отмечено, что без надлежащего исследования доказательств суд пришел к выводу о том, что обвиняемый не находился в состоянии аффекта или вынужденной обороны. «Не принял суд во внимание и то обстоятельство, что Минчукович С.Р. находился в своей квартире, общественный порядок не нарушал, насилия ни к кому не применял и угроз не высказывал. В свою очередь Апетенок, Мандрик, Дубяго без достаточных на то оснований и мотивации, без согласия обвиняемого и лиц, совместно с ним проживающих, вошли в квартиру обвиняемого и незаконно применили к нему насилие».

Коллегией обоснованно поставлены под сомнения также выводы суда в отношении обвинения в покушении на изнасилование.

В результате повторного судебного разбирательства приговором суда Молодечненского района от 8 июля 2011 года Минчукович Сергей Ростиславович признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве) и в покушении на половое сношение вопреки воле потерпевшей, заведомо несовершеннолетней с применением насилия к женщине и ему по части 1 статьи 139 УК назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет, по части 2 статьи 14, части 2 статьи 166 УК ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет.

По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет в колонии в условиях усиленного режима.

Приговор является незаконным, необоснованным и подлежит отмене.

Судом не учтены указанные в определении судебной коллегии Верховного Суда нарушения при производстве по делу и в основу приговора вновь положены недостаточно исследованные и противоречиво оцененные доказательства. Между тем, в соответствии с частью 2 статьи 389 УПК, судебное следствие в любом случае признается односторонним или неполным, если по уголовному делу не были исследованы обстоятельства, указанные в определении суда, передавшего уголовное дело на новое судебное разбирательство;

По обвинению в покушении на изнасилование никаких новых доказательств вины Минчуковича С.Р. суду представлено не было. Тем не менее, суд в приговоре повторяет выводы предыдущего приговора без их должной оценки.

Вопреки показаниям самого О.Апетенка, который показал, что обвиняемый лично его не оскорблял, а об оскорблении жены он знает с ее слов, суд ошибочно установил, что обвиняемый спровоцировал действия Апетенка О.

Вопреки показаниям свидетелей, суд установил, что конфликт с пришедшими в квартиру Минчуковича С.Р. лицами начал сам Минчукович.

В оценке показаний свидетеля Ж.Минчукович суд выборочно признал достоверными лишь те из них, которые подтверждают версию обвинения, сославшись на то, что свидетель им, обвиняемым, запугана. В то же время нет никаких объективных доказательств, получивших должную оценку, что этот факт имел место. Свидетель не обращалась за защитой в правоохранительные органы. Таким образом, суд не желает признать очевидный факт – Ж.Минчукович сама косвенно причастна к произошедшему в 2003 году конфликту и его последствиям и поныне вынуждена быть не до конца искренней в изложении событий с тем, чтобы обратить ситуацию в свою пользу.

Без должной оценки вновь остался факт, что на досках, которыми, со слов детей, били обвиняемого, осталась его кровь, и это подтверждает его показания об интенсивности и характере его избиения, а также показания его сыновей.

Подробно описанный в протесте прокурора и упомянутый в определении коллегии конфуз следствия, в результате которого на экспертное исследование поступил не тот нож, которым было нанесено ранение, в приговоре вообще не отражен и не получил оценки. Суть проблемы затрагивает в целом обоснованность приговора и заслуживает тщательного исследования. Из показаний обвиняемого следовало, что клинок ножа деформировался. При осмотре места происшествия изъят нож с длиной рукоятки 125, клинка – 135 мм, клинок имеет изгиб. На экспертизу представлен нож с длиной клинка 130 мм и без изгиба. Заключение не может служить доказательством по делу, но это означает, что существенная часть доказательственного материала осталась неисследованной.

Суд так и не принял верного решения относительно нахождения Минчуковича С.Р. в состоянии необходимой обороны, хотя по-прежнему совершенно очевидно, что Минчукович С.Р. находился в своей квартире, общественный порядок не нарушал, насилия ни к кому не применял и угроз не высказывал. Апетенок О., Мандрик А., Дубяго В., последние – в состоянии алкогольного опьянения, без достаточных на то оснований и мотивации, без согласия обвиняемого и проживающих в квартире, вошли в квартиру обвиняемого и незаконно применили к нему насилие. Нахождение в руках у Минчуковича С.Р. ножа само по себе не свидетельствовало о намерении применить его, т.к. угроз такого рода он не высказывал. У Апетенка О., Мандрика А., Дубяго В. отсутствовала объективная необходимость возвращаться в квартиру Минчуковича С.Р. и применять к нему насилие.

И, наконец, судом неверно оценены показания обвиняемого как данные с целью смягчить ответственность за содеянное. Суд не учел, что обвиняемый к моменту судебного разбирательства уже отбыл полностью назначенное ему наказание – 8 лет лишения свободы, поэтому приговор не повлияет на его ответственность.

При указанных обстоятельствах приговор суда Молодечненского района от 8 июля 2011 в отношении Минчуковича С.Р. года следует считать незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

 

 

Вверх