Лебедев Антон Валерьевич (ч. 3 ст. 166, ч. 3 ст. 167 УК РБ)

Приговором Брестского межгарнизонного военного суда от 2 сентября 2009 года (судья Билибуха И. И., прокурор Климов В. Д.) Лебедев Антон Валерьевич, 1992 года рождения, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 166 и ч. 3 ст. 167 УК Республики Беларусь, а именно, в изнасиловании, совершённом группой лиц, повлекшем тяжкие последствия, а также в действиях сексуального характера, совершённых группой лиц, повлекших тяжкие последствия и ему назначено наказание по ст. 166 ч. 3 УК Республики Беларусь в виде восьми лет лишения свободы, по ст. 167 ч. 3 УК Республики Беларусь в виде восьми лет лишения свободы.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 72 УК Республики Беларусь окончательно ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на восемь лет шесть месяцев с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Определением коллегии Белорусского военного суда от 5 ноября 2009 года приговор суда оставлен без изменения, а кассационные жалобы обвиняемого и его законного представителя Лебедевой А. Ф. – без удовлетворения.

Приговор суда и определение коллегии обжалованы в порядке надзора, однако в принесении протеста отказано.

В приговоре суд посчитал установленным, что 16 ноября 2008 года около 1 часа ночи у здания столовой средней школы д. Волька Ивацевичского р-на обвиняемый Хомич совершил изнасилование потерпевшей Морозовой, после чего к месту происшествия прибыли Лебедев, Козырев, Незнамов, Лешко, Дубешко и Медведко, которые присоединились к Хомичу и совместно с ним решили продолжить изнасилование потерпевшей. Действуя согласованно и совместно группой лиц, угрожая применением насилия и применяя его, обвиняемые потребовали от неё вступить с ними в половую связь и совершить действия сексуального характера. После этого, по мнению суда, преодолев сопротивление Морозовой, обвиняемые поочерёдно совершили с ней насильственный половой акт и действия сексуального характера, в результате чего потерпевшей были причинены повреждения в виде психической болезни – посттравматическое стрессовое расстройство, т. е. наступили тяжкие последствия.

Выводы суда в приговоре и определении коллегии нельзя признать законными и обоснованными, поскольку они не подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в судебных заседаниях.

В соответствии с ч. 1 ст. 356 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь обвинительный приговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность обвиняемого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Приговор не может быть основан на предположениях.

Основаниями к отмене или изменению приговора при рассмотрении уголовного дела в кассационном и надзорном порядке являются, в том числе:

1) односторонность или неполнота судебного следствия;

2) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела;

3) существенное нарушение уголовно-процессуального закона;

Односторонним или неполно проведенным признается судебное следствие, когда вследствие необоснованного отклонения ходатайства сторон (стороны) остались невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора, а также, если судом не были исследованы доказательства, имеющие значение для правильного разрешения дела, о существовании которых было известно суду, а также не была проведена экспертиза, когда ее проведение по закону является обязательным.

Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если:

1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании;

2) суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы;

3) при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одно из этих доказательств и отверг другие;

4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности обвиняемого, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников уголовного процесса при судебном рассмотрении уголовного дела или иным путем помешали суду всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного дела и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

По настоящему делу суд односторонне и неполно провёл судебное следствие, выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также имеет место существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

В обоснование своего вывода о виновности в совершении обвиняемым Лебедевым инкриминируемых преступлений суд сослался на показания обвиняемых Незнамова и Дубешко, показания свидетелей, протоколы осмотра места происшествия, заключения психолого-психиатрической и судебно-медицинской экспертиз, а также экспертизы экспертов-криминалистов.

Из материалов уголовного дела усматривается, что Лебедев, не отрицая своего присутствия на месте происшествия, не признавал вину ни на следствии, ни в судебном заседании в процессе дачи показаний. Лишь на наводящие вопросы адвоката после его допроса в суде Лебедев ответил, что 1 раз вступил в сексуальный оральный контакт с потерпевшей. Из протокола судебного заседания следует, что Лебедев вину не признал, четко и последовательно указал, что не вступал в контакт с потерпевшей, а после наводящих, некорректных вопросов адвоката указал, что совершил оральный акт. Непрофессиональные действия адвоката послужили причиной самооговора Лебедева. По факту непрофессиональных действий адвоката и нарушения ею адвокатской этики законным представителем несовершеннолетнего обвиняемого Лебедевой А. Ф. была подана жалоба в Министерство юстиции Республики Беларусь. В ответах на жалобу указано, что данный факт не нашел своего подтверждения, в то время как это утверждение опровергается протоколом судебного заседания.

В соответствии с п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2001 г. N 9 «О приговоре суда» признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора лишь при подтверждении ее совокупностью других доказательств, собранных по делу.

В случае изменения обвиняемым в суде показаний, данных при досудебном производстве, следует выяснить причины их изменения и мотивировать в приговоре, на основании каких доказательств, исследованных в судебном заседании, одни показания обвиняемого признаются достоверными, а другие отвергаются.

Суд в нарушение указанных требований закона не выяснил у несовершеннолетнего обвиняемого причину изменения показаний и необоснованно положил эти показания в основу приговора.

Указанное обстоятельство имело определяющее значение для решения вопроса о законности выводов суда о виновности Лебедева, однако в состоявшихся по делу судебных постановлениях ему не дано никакой оценки.

Суд вынес обвинительный приговор в отношении Лебедева, положив в основу противоречивые показания обвиняемых Незнамова и Дубешко, которые неоднократно менялись как в ходе судебного заседания, так и на предварительном следствии. Данные доказательства имели существенное значение для выводов суда, однако в

нарушение требований ст. 390 УПК Республики Беларусь в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял показания Незнамова, обличающие Лебедева, и отверг его же оправдывающие последнего показания.

Кроме того, утверждения Незнамова и Дубешко в части совершения Лебедевым противоправных действий опровергаются показаниями обвиняемых Хомича, Козырева и Лешко, а также показаниями свидетелей Бенюш, Сергейчика, Горбач.

Так, обвиняемый Хомич в суде показал, что «..на месте происшествия я видел Незнамова, Козырева, Медведько. Остальных обвиняемых не видел..», уточнив при этом, что «не видел Лебедева на месте преступления».

Обвиняемый Лешко показал: что насиловали потерпевшую Незнамов, Дубешко, Хомич и он, а также то, что «..Лебедева и Козырева вижу сейчас впервые». В протоколе судебного заседания отражено признание Лешко в том, что он совершил оральный акт в салоне автомобиля после Козырева.

Обвиняемый Козырев показал: «..девушку посадили в машину. Лебедев сел на переднее сиденье..», после чего какой-то парень из д. Доманово и Хомич насиловали Морозову. Обвиняемый уточнил, что именно он «совершил оральный половой акт с потерпевшей после Хомича в машине» и показал суду: «..То, что Медведько говорил (на очной ставке), что в машину меня позвал Лебедев совершать половой акт, неправда. Мне предложил совершить оральный половой акт Хомич».

Свидетель Бенюш показал суду, что после того, как девушка и Незнамов оказались в автомобиле, туда «подсел Лебедев. Вскоре Лебедеву позвонил кто-то и он вышел из машины, а я сел в салон. Вскоре мы с Лебедевым и Сергейчиком поехали домой». Кроме того, позиция свидетеля была аналогичной и на предварительном следствии: «я постоянно был с Лебедевым, отвез его и Саванчука домой, потом вернулся и видел, как Незнамов насилует девушку».

Свидетель Сергейчик Р. суду показал, что «..у школы я увидел… стоящих Медведъко и ребят, которые с ним ехали. Также рядом с ними стоял Хомич. По моему предложению я, Лебедев и Бенюш уехали домой».

Свидетель Горбач в суде показал, что видел как Хомич и Незнамов насиловали потерпевшую в машине. Данный свидетель наблюдал происходящее в машине до момента выхода потерпевшей из салона, однако Лебедев, как участник насилия им не указывается.

Показания обвиняемого Дубешко, в которых он утверждал о том, что Лебедев и Хомич «совершали оральные акты» с потерпевшей, необоснованно положены судом в основу приговора, поскольку обвиняемый Дубешко не был знаком с Лебедевым, не видел его до судебного заседания и не смог опознать на очной ставке. Кроме того, в ходе досудебного разбирательства обвиняемый не упоминал Лебедева в перечне лиц, принимавших участие в изнасиловании.

Суд первой инстанции и коллегия Белорусского военного суда не исследовали в совокупности и не дали надлежащей оценки показаниям обвиняемых и свидетелей. Эти показания не согласуются между собой и вызывают сомнение в своей достоверности.

Кроме того, суд не отразил в приговоре то обстоятельство, что проведенная генотипическая экспертиза не выявила никаких следов участия Лебедева в половых и оральных контактах с потерпевшей, что свидетельствует об односторонности и неполноте судебного следствия.

Не был подвергнут оценке в приговоре факт сильной степени алкогольного опьянения потерпевшей. По состоянию на 17 ноября у Морозовой было обнаружено 1,2 промилле алкоголя в крови. Совершенно очевидно, что подобная степень опьянения, которая была еще выше ночью 15 ноября 2008 года, не позволяла ей адекватно воспринимать и запоминать события.

Суд также не устранил противоречия в показаниях потерпевшей в части количества преступников. Из объяснений Морозовой в ходе досудебного производства усматривается: «Всех, кто принимал участие в изнасиловании, видела на дискотеке, смогу опознать». В протоколе оглашённого судом допроса потерпевшей указано; «..из тех, кто был в клубе, я никого не знаю, насиловали около 5 человек..»

Ни в одном из судебных постановлений по настоящему делу не отражены основания, по которому суды приняли за основу количество участников равное семи, притом, что сама потерпевшая никого, кроме Хомича не знает, и назвать четкое количество лиц, причастных к изнасилованию, не смогла.

Также вызывает обоснованные сомнения тяжесть наступивших последствий у Морозовой, которую определила психолого-психиатрическая экспертиза, поскольку по имеющимся сведениям в дни, когда потерпевшая в соответствии с имеющейся в материалах дела справкой проходила курс реабилитации, она привлекалась к административной ответственности. Данные факты свидетельствуют, что потерпевшая самостоятельно передвигалась по различным населенным пунктам, совершала административные правонарушения и пренебрегала назначенным лечением, если таковое назначалось. После совершения в отношении неё преступления Морозова неоднократно привлекалась к административной ответственности за распитие спиртных напитков, мелкое хулиганство, ложный вызов милиции и т.п., что свидетельствует о том, что тяжесть наступивших для неё последствий сильно преувеличена.

Суд не дал надлежащей оценки имеющимся в деле характеристикам потерпевшей, в которых указано, что она склонна к вранью, в семье подвергалась истязаниям, в школе вела распутный образ жизни, который продолжает вести и в настоящее время.

Суд также односторонне подошел к исследованию доказательств и не дал в приговоре оценку установленному факту сильной степени алкогольного опьянения у всех обвиняемых (за исключением Лебедева). Данное состояние было признано лишь отягчающим вину обстоятельством, в то время как суду следовало дать оценку четкости и достоверности показаний обвиняемых, их способности восприятия происходящих событий с учётом указанного обстоятельства.

Суд не принял всех предусмотренных законом мер по установлению фактических обстоятельств дела, отверг все доказательства невиновности Лебедева, не указав в приговоре причины их непринятия, в результате чего пришёл к необоснованному выводу о соучастии Лебедева в инкриминируемых преступлениях. При этом в приговоре не приведено ни одного достоверного доказательства его виновности в групповом изнасиловании и применении им насилия в отношении потерпевшей.

С учётом изложенного приговор подлежит отмене в связи с отсутствием в действиях Лебедева состава преступления и отсутствия в материалах дела и приговоре суда совокупности доказательств его виновности. Производство по настоящему уголовному делу подлежит прекращению.

 

Вверх