Кухаренко Евгений Петрович (ч. 2 ст. 139, ч. 1 ст. 14, ч. 2 ст. 285 УК РБ)

Фактические обстоятельства дела

В сентябре 2003 года руководители организованной преступной группы «Ушатые» (действовала в Гомельской области) из корыстных побуждений, дабы избежать возврата 1 500 долларов США Никифорову О. Н, разработали план по убийству гражданина Кнюкшты Р. А., для реализации которого привлекли, в том числе и Кухаренко Евгения Петровича (всего судом установлено около 30-ти участников преступления).

Вместе с гражданином Кнюкштой Р. А. в малопосещаемое место в районе трассы Хойники-Речица был заманен и гражданин Демский А. С.

На месте происшествия, по невыясненным судом причинам, находился также и гражданин Чигир Н. М. По команде руководителей организованной преступной группы «на противоправное лишение жизни» Кнюкшты Р. А. и Чигира Н. М. около 30 лиц набросились на последних, нанося им множественные удары битами и трубами по различным частям тела.

Кухаренко Е. П. «при наличии общего замысла» пытался нанести Чигиру Н. М. удар ножом в область живота, но в связи с тем, что потерпевшему удалось увернуться (точнее, по мнению суда, Чигир Н. М. «подпрыгнул»), Кухаренко Е.П. смог ранить его только в левое бедро, а затем, действуя уже по собственной инициативе, с ножом в руке погнался за Демским А. С., однако, сам был ранен сыном Демского.

Приговором Гомельского областного суда (судья Маратаев Н. В., государственные обвинители – Савченко В. Ф., Рудишкин А. Л.) Кухаренко Евгений Петрович был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 285 (участие в преступной организации); ч. 1 ст. 14 (покушение на совершение преступления), п. п. 1,12,15 ч. 2 ст. 139 (убийство двух и более лиц из корыстных побуждений группой лиц) УК Республики Беларусь – а именно в участии в преступной организации и покушении на убийство двух  и более лиц, из корыстных побуждений, совершенном группой лиц. За участие в преступной организации Кухаренко Е. П. было назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы, за покушение на убийство – в виде 15 лет лишения свободы. Окончательное наказание Кухаренко Е. П. суд назначил в виде 16 лет лишения свободы в исправительной колонии в условиях строгого режима, с конфискацией имущества.

Стороной государственного обвинения Кухаренко Е. П. было инкриминировано покушение на убийство граждан – Чигира Н. М. и Демского А. С., которое было совершено в отношении Чигира Н. М. якобы в интересах преступной организации (участником которой Кухаренко Е.П. не являлся), а в отношении Демского А. С. – якобы по собственной инициативе.

Гомельский областной суд, исследовав обстоятельства совершенных в отношении Чигира Н. М. и Демского А. С. преступлений, дал им неверную оценку, и, таким образом, пришел к выводу о якобы совершении Кухаренко Е. П. особо тяжкого преступления – покушения на убийство двух лиц, совершенное группой лиц из корыстных побуждений. В действительности, даже поверхностное изучение обстоятельств дела, изложенных в приговоре, позволяет сделать вывод о незаконности и необоснованности приговора Гомельского областного суда от 12 октября 2007 года. 

Выводы Гомельского областного суда не соответствуют фактам, установленным в судебном заседании, кроме того, судом при постановлении приговора неправильно применен уголовный закон.

Заключением судебно-медицинской экспертизы было установлено, что Чигиру Н. М. были причинены легкие телесные поврежденияНаличия телесных повреджений у Демского А. С. не установлено. Суд не обратил внимание на такую очевидную странность, как попытка убийства двух человек группой лиц (более 30 человек) и отсутствие после такой попытки каких-либо серьёзных повреждений у потерпевших.

Все сведения об участии Кухаренко Е.П. в преступлении были получены судом в результате допроса потерпевшего Демского А. СПотерпевшие Кнюкшта Р. А. и Чигир Н. М. никаких показаний в отношении совершения Кухаренко Е. П. в отношении них каких-либо противоправных деяний ни на следствии, ни в суде не давали.

Суд обосновал вывод о виновности Кухаренко Е. П. в совершении покушения на убийство двух лиц исключительно исходя из показаний потерпевшего Демского А. С. В то же время, при первом допросе на следствии сам Демский А. С., описывая произошедшее на «криминальной разборке», имени Кухаренко Е. П. не упоминал ни разу. По мнению Гомельского областного суда, последующие показания Демского А. С. об участии Кухаренко Е. П. в покушении на убийство не противоречат первым его показаниям, так как потерпевшему «еще не предъявлялись фотографии». Однако без предъявления фотографий Демский А.С. вообще не вспомнил о конкретных действиях в момент нападения неизвестного ему ранее лица (момент ранения и подпрыгивания Чигира Н.М., попытка догнать с ножом в руках самого Демского А.С.), которое бы он позже мог опознать по фотографии как Кухаренко Е.П. Предъявленные Демскому А.С. фотографии быстро «восстановили» его память и даже позволили ему вспомнить обо всех действиях якобы производимых Кухаренко Е.П. в отношении него и Чигира Н.М.

Таким образом, вывод о виновности Кухаренко Е. П. сделан только на основании показаний только одного потерпевшего, являющегося лицом, заинтересованным в исходе дела. С учетом того, что два других потерпевших – Чигир Н. М. и Кнюкшта Р. А., показаний в отношении Кухаренко Е. П. не давали вообще, причастность последнего к покушению на убийство установленной считать нельзя.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 357 УПК Республики Беларусь при недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления суд выносить оправдательный приговор. Вынесение Гомельским областным судом обвинительного приговора при недоказанности участия Кухаренко Е. П. в совершении преступления свидетельствует о существенном нарушении судом норм уголовно-процессуального закона, и, следовательно, о незаконности приговора.

Выводы суда о виновности Кухаренко Е. П. в совершении преступления по ч. 2 ст. 285 (участие в преступной организации) УК Республики Беларусь не подтверждаются имеющимися в деле доказательствами.

Согласно ч. 3 ст. 19 УК Республики Беларусь преступление признается совершенным преступной организацией, если оно совершено по заданию преступной организации лицом, не являющимся участником данной организации. В приговоре не приведено доказательств того, что Кухаренко Е. П. получал от руководителей преступной организации (преступной группы) задания на совершение убийства Чигира Н. М. или же Демского А. С. Показаний руководителей преступной организации (преступной группы) на предмет получения Кухаренко Е. П. указаний на совершение убийства в приговоре не приведено. Таким образом, суд при вынесении приговора применил нормы уголовного закона, не подлежавшие применению.

Выводы суда о виновности Кухаренко Е. П. в совершении преступления по ч. 1 ст. 14 (покушение на совершение преступления), п. п. 1,12,15 ч. 2 ст. 139 (убийство двух и более лиц из корыстных побуждений группой лиц) УК Республики Беларусь не соответствуют обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.

Характер ранений у потерпевших: Демскому А. С. никаких телесных повреждений в ходе якобы «покушения на его жизнь», причинено не было. Чигиру Н. М. в ходе якобы «покушения на его жизнь» были причинены легкие телесные повреждения и это при участии в «покушении» более 30 человек.

Локализация ранений у потерпевших: По делу достоверно установлено (если принимать во внимание показания Демского А. С.), что Кухаренко Е. П. нанес потерпевшему Чигиру Н. М. легкое телесное повреждение в области левого бедра. Из приговора не ясно, каким образом, Кухаренко Е. П., имея умысел якобы ударить Чигира Н. М. в область живота, попал последнему в левое бедро. Судом не проверялись показания Демского А. С. о том, что Чигир Н. М., якобы подпрыгнул, и тем, самым избежал удара ножом в живот. Механизм нанесения телесных повреждений с учетом показаний Демского А. С. судом не установлен: не ясно, в какой руке Кухаренко Е. П. держал нож, в каком положении друг от друга находились Кухаренко Е. П. и Чигир Н. М., в каком направлении Чигир Н. М. «подпрыгнул» таким образом, что нож вместо области живота угодил последнему в левое бедро. Особое внимание следует акцентировать на том обстоятельстве, что показаний самого потерпевшего Чигира Н. М. о механизме нанесения ему телесных повреждений в приговоре не приведено.

Количество ранений и причины прекращения преступных действий в отношении потерпевших: Чигиру Н. М. было причинено только одно телесное повреждение в виде раны левого бедра. Если предположить, что Кухаренко Е. П. якобы желал убить Чигира Н. М., то чем объяснить тот факт, что он, попав ножом в область бедра, не продолжил дальше наносить потерпевшему телесные повреждения.

Предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения: По делу не установлено мотивов Кухаренко Е. П. к совершению убийства ранее двух никогда ранее незнакомых ему лиц.

Таким образом, Кухаренко Е. П. при совершении инкриминируемых ему действий не мог иметь умысла на совершение убийства ни Чигира Н. М., ни тем более, Демского А. С.

Согласно разъяснениям постановления Пленума Верхового суда Республики Беларусь от 17 декабря 2002 года № 9 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 139 УК)» устанавливая умысел виновного на совершение убийства, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности:

способ и орудие совершения преступления;

количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека);

причины прекращения преступных действий;

предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения;

характер действий виновного после совершения преступления.

Гомельский областной суд, признавая Кухаренко Е. П. виновным в совершении покушения на убийство, указанных разъяснений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь не учел.

О допущении существенных противоречий:Cуд в приговоре констатировал тот факт, что Кухаренко Е. П. не входил в организованные преступные группы, объединившиеся в преступную организацию. Одновременно суд указал, что убийство потерпевших по делу было спланировано организованной преступной группой из корыстных побуждений, дабы избежать возврата 1 500 долларов США. Таким образом, корыстные мотивы в совершении преступления в отношении потерпевших, согласно позиции суда, имелись у организованной преступной группы, в которую, однако, Кухаренко Е. П. не входил.

Следовательно, Кухаренко Е. П. не мог иметь корыстной заинтересованности в совершении инкриминируемых ему действий и квалификация действий виновного по указанному признаку незаконна и необоснованна.

Все перечисленные выше ошибки суда свидетельствую от незаконности и необоснованности приговора Гомельского областного суда от 12 октября 2007 года, постановленного в отношении Кухаренко Е. П.

Вверх