Курнавин Владимир Евгеньевич (ч. 1 и 3 ст. 328 УК РБ)

Приговором суда Минского р-на от 03.08.2009 года Курнавин Владимир Евгеньевич, 1980 года рождения, признан виновным и осуждён по ч. 1 ст. 328 УК РБ к трем годам лишения свободы и по ч. 3 ст. 328 УК РБ – к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 1 ст. 71 УК РБ окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях строгого режима.

В соответствие с ч. 1 ст. 107 УК РБ к Курнавину Е. В. применено принудительное лечение от наркомании.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Минского областного суда от 11.11.2009 года приговор суда оставлен без изменения, а кассационная жалоба обвиняемого – без удовлетворения.

Надзорные жалобы осуждённого в порядке судебного надзора также оставлены без удовлетворения.

По протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь на состоявшиеся судебные постановления в отношении Курнавина Е. В. президиум Минского областного суда постановлением от 30.06.2010 года изменил приговор и кассационное определение и назначил наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет 6 месяцев с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях строгого режима.

Приговором суда Курнавин Е. В. признан виновным в незаконном, с целью сбыта, приобретении, хранении и незаконном сбыте особо опасных наркотических средств лицом, ранее совершившим преступление, предусмотренное ст. 328 УК РБ; в незаконных, без цели сбыта, приобретении, хранении, перевозке наркотических средств.

Выводы суда в приговоре и определении коллегии нельзя признать законными и обоснованными, поскольку они не подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в судебных заседаниях.

В соответствии с ч. 1 ст. 356 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, обвинительный приговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность обвиняемого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Приговор не может быть основан на предположениях.

Будучи допрошенным в качестве обвиняемого, Курнавин Е. В. не оспаривал факт приобретения и хранения им, без цели сбыта, наркотического вещества – метадона, который был обнаружен и изъят при его задержании работниками милиции, однако хранил наркотик для собственных целей и сбыть его Петрашко не пытался и не сбывал.

В обоснование своего вывода суд в приговоре о виновности Курнавина Е. В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 328 УК РБ, сослался на протокол явки с повинной Петрашко В. В. от 13.03.09 г. в 13.00 в Минский РУВД. Однако из материалов уголовного дела усматривается, что Петрашко В. В. приобрел у обвиняемого наркотическое средство 13.03.09 г. в 17.20. В судебном заседании Петрашко В. В. не смог точно назвать, в чем находился наркотик, утверждал, что в целлофане, в то время как, согласно заключению химической экспертизы № 642ВИ от 14.03.09 г., он был в фольге. Судом эти противоречия в показаниях свидетеля не устранены и им не дана надлежащая оценка в приговоре.

Показания свидетелей – сотрудников милиции Михайлова Д. Ю., Мойслиновича В. А., Дешева М. А. и Логвинова С. А., положенные судом в основу приговора, не являются убедительными доказательствами, поскольку в суде ни один из сотрудников милиции не показал, что видел, как Курнавин Е. В. передавал наркотики Петрашко В. В., все они высказали предположение «вроде бы» передавал. Тексты в протоколах допросов указанных свидетелей идентичны, включая орфографические знаки. Это обстоятельство достоверно усматривается из протоколов допроса свидетелей Михайлова, Мойсиновича, Дешева и Логвинова: «Мы были поодаль от них, и не видели что между ними происходило, но с точностью видели, что Курнавин приблизился к Петрашко и в этот момент мы поняли, что Курнавин передал Петрашко наркотическое средство, т.к. ранее уже была получена оперативная информация о том, что Курнавин будет сбывать наркотики, после чего нами было принято решение о задержании указанных лиц». Суд необоснованно оставил без внимания указанные факты и совпадения в показаниях свидетелей.

Также судом в приговоре дана неверная оценка показаниям свидетеля Шабловского. Из показаний свидетеля Шабловского усматривается, что когда он находился в п. Колодищи, обвиняемый позвонил ему на мобильный телефон с тем, чтобы они с Петрашко подошли к его подъезду. В этой части показания Шабловского не подтверждаются имеющейся в деле распечаткой разговоров мобильного телефона Шабловского. Согласно распечатки во время нахождения Шабловского в п. Колодищи Курнавин Е. В. ему не звонил. Из показаний Курнавина Е. В. усматривается, что в день ареста 13.03.2009 г. ему позвонил Шабловский С. М., который является другом детства, и предложил выпить пива, на что тот ответил, что отвезёт свою девушку Наташу на занятия в институт и, когда освободится, перезвонит. Около пяти часов вечера Курнавин Е. В. позвонил Шабловскому, но тот сказал, что плохо слышит и попросил перезвонить. Курнавин Е. В. несколько раз звонил ему, но тот отвечал, что плохо слышно. После этого больше в этот день обвиняемый ему не звонил. В начале шестого вечера Курнавину Е. В. позвонила его девушка Наталья с просьбой встретить ее на остановке. Когда он вышел из дома, то встретил на дороге Шабловского С. М. и Петрашко В. В., и сказал, что идёт на остановку встречать Наталью и заодно можно выпить пива. На расстоянии 100 метров от дома, Курнавина, Шабловского и Петрашко задержали. Наталья тоже была задержана милицией и доставлена в ОП Колодищи, при этом у нее был отобран мобильный телефон.

В ОП п. Колодищи, при личном обыске у Курнавина в заднем кармане джинсов был обнаружен сверток с порошком белого цвета, который, по его утверждению, ему не принадлежит. Доводы обвиняемого не проверены должным образом и не опровергнуты судом в приговоре.

Судом неполно проведено судебное следствие и не добыто доказательств, подтверждающих наличие денег у свидетеля Воронца Д. Н. для проведения закупочной проверки, в деле отсутствуют документы, по которым Воронец Д. Н. получал деньги для проведения закупочной проверки.

Показания свидетелей-понятых Федорович В. С. и Федорович Е. В., присутствующих при выдаче наличных денег и диктофона ст. о/у Воронцом Д. Н. Богдановичу О. М. 24.11.2008 г., нуждаются в критической оценке, поскольку они идентичны и полностью совпадают с протоколами допросов понятых Хоревич Ю. В., присутствующей при выдаче Богдановичем О. М. ст. о/у Воронцову Д. Н. свертка с порошком белого цвета и диктофона 24.11.2008г., и Григорьевой Т. Н., присутствующей при вручении денежных средств и диктофона 23.01.2009г. старшим о/у Воронцом Д. И. Богдановичу. По данным показаниям разница в тексте, только в одном случае деньги и диктофон выдавались, в другом принимались свертки с порошком и диктофон.

В протоколах допросов Федорович Е. В., Федорович В. С, Хоревич Ю. В., Григорьевой Т. Н. идентично указано: «Нам пояснили, что необходимо наше присутствие. В присутствии сотрудника милиции, неизвестному мужчине, данные которого назывались, однако в настоящее время я их не помню…»

Странное совпадение, все четверо понятых ничего не помнят, но дают одинаковые, как под копирку, показания, включая орфографические знаки.

Кроме того, вызывают серьёзные сомнения в их подлинности подписи понятых Хоревич Ю. В. и Барановской Ю. И. в протоколах выдачи денег с диктофоном и спецпакета при экспертизе № 3257 от 26.11.2008 г. В протоколах выдачи денег и диктофона 23.01.2009 г. подписи понятых Григорьевой П. Н. и Гороховик О. А. также не соответствуют их подписям в протоколах выдачи свертков с порошком белого цвета и диктофона на спецпакете при производстве химической экспертизы № 211 от 28.01.2009 г. Даже визуально их подписи отличаются друг от друга, однако суд не дал должной оценки указанным обстоятельствам и не проверил подлинность подписей понятых в процессуальных документах.

При таких обстоятельствах положенные судом в основу приговора указанные доказательства не отвечают требованиям закона и, в соответствие со ст. 105 УПК РБ, являются недопустимыми.

Имеющиеся в материалах дела записи разговоров при проведении проверочной закупки 24.11.2008 г. и 23.01.2009 г., также не могут быть признаны достоверными доказательствами виновности обвиняемого, поскольку судом в ходе судебного следствия запись не прослушивалась и не исследовалась в установленном законом порядке

Кроме того, судом оставлены без внимания грубейшие нарушения уголовно-процессуального закона при проведении химической экспертизы главным экспертом ЭКЦ УВД Миноблисполкома Мартынчиком Ю. И. В деле имеется химическая экспертиза за подписью эксперта Мартынчика Ю. И. за № 211ВИ от 28.01.09 г., в которой указано, что метадон был упакован в спецпакет № АВ10019475. Согласно химической экспертизы за подписью того же гл. эксперта Мартинчика Ю. И. от 14.03.09 г. № 642ВИ содержимое, после проведения хим. экспертиз, было упаковано в спецпакеты № АВ10019449, № АВ10019450, № АВ10019451.

Суд уклонился от выяснения вопроса, каким образом в спецпакет № АВ10019475 мог быть упакован метадон 28.11.2009 г., если сотрудником милиции он был изъят только после 14.03.2009 г. Указанное обстоятельство имеет значение для дела, однако судом оно необоснованно оставлено без внимания.

Также вызывают обоснованные сомнения и выводы хим. экспертизы за № 644 от 14.03.2009 г. найденных 13.03.2009 г. при обыске квартиры обвиняемого по ул. Тюленина, 4-10, в п. Колодищи свертков. В присутствии его матери и понятых Ширяевой Т.А., Гончаренко О. В. в спецпакет № АЕ40052273 были упакованы: полиэтиленовый сверток диаметром 5-6 мм с порошком белого цвета, бумажный сверток 1 x 1,5 см с веществом растительного происхождения зеленого цвета, болеше похожее на порошок. В материалах дела, в заявлении матери обвиняемого и понятых Ширяевой и Гончаренко в прокуратуру Минского р-на указано, что наркотики могли быть подброшены. После заключения экспертизы за № 644ВИ от 14.03.2009г. в спецпакете АЕ40052273 находились: сверток с порошком белого цвета – метадон, во втором свертке вещество растительного происхождения серо-зеленого цвета с семенами конопли – марихуана. На снимке экспертизы полиэтиленовый сверток имеет удлиненную форму, а не овальную, который был упакован в спецпакет, бумажный сверток 4,5 x 1,5, а не 1 x 1,5, как был упакован в спецпакет. Сравнение содержимого и размера свертков, которые были упакованы в спецпакет, с данными хим. экспертизы №644ВН от 14.03.2009 г. даёт основание для вывода о том, что хим. экспертиза найденных в квартире Курнавина Е. В. свертков гл. экспертом Мартынчиком была проведена с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Кроме того необходимо отметить, что в приговоре суда указаны не соответствующие действительности сведения в отношении Курнавина Е. В. о том, что он состоит на учёте в наркологическом диспансере и нуждается в лечении. В материалах уголовного дела имеется ответ на запрос, согласно которому он не состоит на учете с 2005 г.

Судом достоверно установлено, что Курнавин Е. В., Петрашко В.В. и Шабловский С.М. были задержаны одновременно, проходили по одному делу, однако органом уголовного преследования необоснованно их дела были разделены в разные производства, что не позволило суду установить с достоверностью фактические обстоятельства дела и степень участия каждого в совершении преступлений.

Согласно ст. 18 ч. 1 УПК орган уголовного преследования обязан принять все предусмотренные законом меры по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств уголовного дела, собрать доказательства, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, защиты прав и законных интересов участвующих в уголовном деле лиц.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 16 УПК Республики Беларусь суд был обязан истолковать имеющиеся сомнения в обоснованности предъявленного обвинения в пользу обвиняемого.

Данные требования Закона судом были нарушены, что повлекло за собой незаконное осуждение Курнавина Е. В. по ч.3 ст. 328 УК РБ.

При рассмотрении дела в кассационном порядке доводы кассационных жалоб проверены не были, в определении кассационной коллегии Минского областного суда повторены выводы приговора суда 1 инстанции.

При таких обстоятельствах приговор суда Минского района от 24 ноября 2008 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Минского областного суда от 11 ноября 2009 года в части осуждения Курнавина Е. В. по ч. 3 ст. 328 УК Республики Беларусь нельзя признать законным и обоснованным, состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Вверх