Кошеваров Вадим Анатольевич (ч. 1 ст. 14, ч. 2 ст. 218 УК РБ)

Приговором суда Речицкого района от 21 февраля 2013 года Кошеваров Вадим Анатольевич признан виновным в покушении на умышленное уничтожение и повреждение имущества, совершенном общеопасным способом.

В соответствии с п. 1, п. 2 ч. 2 ст. 43 УК РБ в его действиях признано наличие опасного рецидива преступлений и назначено наказание по ч.1 ст. 14, ч. 2ст. 218 УК РБ с применением ч.2 ст. 65 УК РБ в виде лишения свободы на срок 5 (пять) лет с отбыванием в ИК в условиях строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Гомельского областного суда от 12 апреля 2013 года приговор суда оставлен без изменения, а кассационные жалобы обвиняемого и защитника – без удовлетворения.

Председатель Гомельского областного суда отказал осуждённому в принесении протеста на состоявшиеся судебные постановления на предмет их отмены и прекращения производства по уголовному делу.

Приговором суда Кошеваров В.А. признан виновным в том, что он умышленно с целью уничтожения и повреждения общеопасным способом имущества семьи Кондрашовых, а именно находящегося на территории домовладения № 60 по ул. Чапаева в г. Речице вольера и находящегося в нем имущества общей стоимостью 1 952 680 рублей, облил часть указанного вольера бензином марки Нормаль-80 и при помощи неустановленного источника огня совершил его поджог, после чего с места происшествия скрылся, не доведя свой преступный замысел до конца по независящим от него причинам, т.е. в совершении покушения на умышленное уничтожение и повреждение имущества, совершенном общеопасным способом.

В соответствии с требованиями ст. 356 УПК Республики Беларусь обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность обвиняемого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого, как в отношении обвинения в целом, так и в части его отдельных эпизодов, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, обстоятельств, отягчающих ответственность, и т.п.

В нарушение требований закона вывод суда в приговоре о виновности Кошеварова В.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 14, ч.2 ст. 218 УК РБ, основан исключительно на предположениях и не подтверждается совокупностью достоверных доказательств.

Анализируя исследованные в ходе судебного следствия доказательства, суд пришел к выводу, что они позволяют воссоздать объективную картину имевших место 18 ноября 2012 года событий с участием Кошеварова В. А., а именно: «18.11.2012 г. около 17часов обвиняемый Кошеваров, пребывая в состоянии алкогольного опьянения, учинил скандал в домовладении Кондрашовых по ул. Чапаева, 60 в г. Речице, в результате чего Кондрашова С. Н. была вынуждена вызвать сотрудников милиции, после чего обвиняемый уехал домой. Будучи обозленным на Кондрашова С.В., Кошеваров В.А. в силу имеющихся у него вышеперечисленных изменений в эмоционально-волевой сфере и под влиянием алкоголя из чувства мести решил причинить ущерб имуществу потерпевшего. С этой целью он вызвал к себе домой управлявшего его автомобилем Мулюкина В.А., сначала позвонил, а затем приехал к Гагачеву А.В., у которого взял 20-литровую канистру с бензином, после чего поехал в сторону дома Кондрашовых. За время отсутствия отлучившегося в магазин Мулюкина В.А. Кошеваров В.А. из указанной канистры перелил в находившуюся в автомобиле 6-литровую бутыль часть бензина и с этой бутылью проник на территорию, расположенного примерно в 150 м от магазина, дома Кондрашовых, где при помощи бензина совершил поджог вольера, после чего покинул место происшествия».

Представляется достаточно спорным вывод суда о том, что из-за произошедшего 18 ноября 2012 года около 17 часов скандала во дворе дома потерпевших Кондрашовых, у КошевароваВ. А. был мотив для совершения противоправных действий в отношении потерпевших, что он из чувства мести решил причинить ущерб имуществу потерпевшего. Данный вывод является надуманным и противоречит не только показаниям Кошеварова В. А., но и другим доказательствам по делу.

Так, Кошеваров В. А. указывает, что на протяжении нескольких лет между ним и потерпевшим сложились дружеские отношения. Потерпевшего Кондрашова он считал своим единственным другом, который всегда поддерживал его, они помогали друг другу, вместе проводили свободное время. Между ними никогда не было конфликтов, хотя ранее они неоднократно вместе выпивали и между ними возникали споры по различным вопросам. Обвиняемый в суде утверждал, что у него не было повода мстить за что-либо потерпевшему, так как он его уважал. Он указал, что действительно во дворе дома потерпевшего возник конфликт, но произошел он не с потерпевшим, а с незнакомым ему мужчиной, так как он решил, что именно этот мужчина оскорблял его ранее по телефону. Кошеваров В. А. обращал внимание суда на то, что находился в состоянии сильного алкогольного опьянения и вся его агрессия была направлена только на свидетеля Цветкова А. Г., кроме которого он вокруг себя никого не замечал и ни на кого внимания не обращал. Повода мстить за вызов работников милиции потерпевшим у него также не было, так как к приезду милиции конфликт был исчерпан и Кошеваров В. А. уехал домой.

Потерпевший Кондрашов С.В. подтвердил показания Кошеварова А. В. в той части, что между ними были дружеские отношения и что конфликта с ним лично у Кошеварова не было, также свидетель обращал внимание суда, что Кошеваров был патологически пьян и его – потерпевшего, вообще не замечал, раздражителем для него являлся только Цветков А. Г.

Вывод суда в приговоре о том, что именно Кошеваров В. А. совершил поджог вольера не подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, в обоснование своего вывода о виновности Кошеварова В. А. суд ссылается на показания потерпевших Кондрашовых и свидетелей Цветкова А. Г., Новик С.А., несовершеннолетнего свидетеля Кондрашовой Е.С.

Однако потерпевшие Кондрашовы высказали лишь свое предположение о том, что поджог вольера мог совершить Кошеваров, так как он был сильно пьян и после произошедшего конфликта между ним и Цветковым мог мстить им за вызов милиции.

Свидетель Цветков А.Г. подтвердил, что агрессивное поведение Кошеварова было направлено только на него. При этом, когда он поинтересовался у брата о причине агрессии, тот пояснил ему, что он с ним ранее грубо разговаривал по телефону. Действительно, как показал суду свидетель, когда его супруга Новик работала в магазине, то ей ночью звонили мужчины, с которыми он разговаривал достаточно грубо. В числе этих мужчин мог быть и Кошеваров. Судом эти обстоятельства необоснованно оставлены без внимания.

Показания несовершеннолетнего свидетеля Кондрашовой Е. С. также не являются бесспорным доказательством вины Кошеварова В. А. Девочка указывает, что «в окно из своей комнаты видела стоявшего возле вольера мужчину, который чем-то обливал вольер, сделав три взмаха на высоте пояса и последний взмах сверху вниз. Потом зажег спичку и бросил в вольер, а потом бросился убегать, споткнувшись о кирпич. Лица мужчины не видела, но заметила на нем куртку с надписью «Белоруснефть» и оторванным карманом». Свидетель указала, что внешне мужчина похож на Кошеварова. Полагаю, что судом при оценке показаний данного свидетеля необоснованно не учтены доводы обвиняемого Кошеварова В. А. о том, что, находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, обливая топливом вольер так, как рассказывает девочка, спотыкаясь, он неминуемо облился бы данным топливом.

Согласно заключению эксперта №4213 от 16.01. 2013г. на куртке Кошеварова В. А. следов остаточных нефтепродуктов не обнаружено, что свидетельствует о его непричастности к совершению преступления.

Кроме того, еще в ходе предварительного расследования обвиняемый ставил под сомнение правдивость показаний свидетеля в той части, что из окна ее спальни можно видеть происходящее во дворе, ходатайствовал о проведении следственного эксперимента, в чем ему было необоснованно отказано. Кошеваров В. А. указывал, что на окне в спальне девочки установлена москитная сетка. Ранее он неоднократно бывал и ночевал в доме у Кондрашовых и утверждает, что при включенном в комнате свете видеть происходящее на улице в темноте и в сумерках невозможно.

Судом дана неправильная оценка показаниям потерпевшего в отношении столба с фонарём, который не может освещать вольер во дворе, так как находится в противоположной стороне двора, что подтверждается имеющейся в материалах дела таблицей фотоснимков дома 60 по ул. Чапаева в г. Рецица.

Суд также необоснованно признал достоверными показания свидетеля Новик С. А., так как они противоречат фактическим обстоятельствам дела и показаниям свидетелей Кондрашовых.

Вывод суда о том, что Кошеваров В. А. из 20-литровой канистры перелил в находившуюся в автомобиле 6-литровую бутыль часть бензина и с этой бутылью проник на территорию домовладения Кондрашовых, где при помощи бензина совершил поджог вольера, также является надуманным и не основан на объективных доказательствах. Совершенно непонятно, почему судом сделан вывод, что бензин переливался из одной емкости в другую, почему, по мнению суда, при поджоге использовалась именно 6-литровая канистра?

Вывод суда в приговоре о том, что эти доводы соответствуют действительным обстоятельствам, потому что в канистре и в пластиковой бутылке обнаружен бензин одной марки и что н/в свидетель не видела в руках у убегавшего мужчины объемной емкости, не выдерживает никакой критики и не подтверждается никакими доказательствами.

Также неубедителен и вывод суда о том, что поджог вольера был совершен с использованием бензина, так как он не подтверждается заключением криминалистической экспертизы нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов №4213 от 16.01.2013г., согласно которому на фрагменте обугленного волокнистого и тканого материала содержатся следовые количества остаточных нефтепродуктов, установить вид которых не представляется возможным.

В соответствии с п.1 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09. 2001 года «О приговоре суда» №9 «приговор, являясь важнейшим актом правосудия по уголовному делу, должен быть законным, обоснованным, мотивированным и справедливым, постановленным в строгом соответствии с принципами презумпции невиновности…».

Учитывая изложенное, приговор суда Речицкого района от 21 февраля 2013 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Гомельского Областного суда от 12 апреля 2013 года в отношении обвиняемого Кошеварова Вадима Анатольевичапо ч.1 ст. 14, ч. 2 ст. 218 УК РБ подлежат отмене, а производство по уголовному делу прекращению, так как вина Кошеварова В. А. в совершении покушения на умышленное уничтожение и повреждение имущества потерпевших Кондрашовых, совершенном общеопасным способом, не доказана.

 

 

Вверх